музеи в короновирусную эпоху
СПАСТИСЬ
НЕЛЬЗЯ
ЗАКРЫТЬСЯ
Мы используем КуКИ, чтобы сайтом было удобно пользоваться
(и это не печеньки)
понятненько
Рынок досуга существенно‌ ‌пострадал‌ ‌от‌ ‌пандемии.‌ ‌И‌ ‌музеи‌ ‌одними‌ ‌из‌ ‌первых‌ ‌приняли‌ ‌на‌ ‌себя‌ ‌удар.‌ ‌В‌ ‌начале‌ ‌марта‌ ‌2020‌ ‌года‌ ‌закрылось большинство‌ ‌культурных‌ ‌учреждений‌ ‌во‌ ‌всем‌ ‌мире,‌ ‌отменялись‌ ‌массовые‌ ‌мероприятия‌ ‌или‌ ‌переносились‌ ‌на‌ ‌неопределенный‌ ‌срок.‌ ‌Международный‌ ‌совет‌ ‌музеев‌ ‌приводит‌ ‌статистику‌ ‌о‌ ‌закрытии‌ ‌95%‌ ‌музеев‌ ‌по‌ ‌всему‌ ‌миру.‌ ‌

В‌ ‌России‌ ‌ограничительные‌ ‌меры‌ ‌в‌ ‌сфере‌ ‌культуры‌ ‌начались‌ ‌с‌ ‌приостановления‌ ‌работы‌ ‌музеев‌ ‌и‌ ‌выставок,‌ ‌а‌ ‌также‌ ‌допуска‌ ‌посетителей.‌ ‌Музеям‌ ‌пришлось‌ ‌перейти‌ ‌в‌ ‌режим‌ ‌самоизоляции и перевести свои проекты в онлайн-режим.‌ ‌

К‌ ‌относительно‌ ‌‌«нормальной»‌ ‌культурной‌ ‌жизни‌ ‌музеи‌ ‌стали‌ ‌возвращаться‌ ‌летом‌ ‌2020‌ ‌года.‌ ‌Но‌ ‌‌по‌ ‌мере‌ ‌распространения‌ ‌второй‌ ‌волны‌ ‌коронавируса‌ ‌государство‌ ‌ужесточало‌ ‌ограничения.‌ ‌Сначала‌ ‌музеям‌ ‌разрешалось‌ ‌оставить‌ ‌открытыми‌ ‌только‌ ‌основные‌ ‌экспозиции.‌ ‌Но‌ ‌с‌ ‌16‌ ‌ноября‌ ‌2020‌ ‌года‌ ‌по‌ ‌15‌ ‌января‌ ‌2021‌ ‌года‌ ‌Министерство‌ ‌культуры‌ ‌РФ‌ ‌снова полностью‌ ‌приостановило‌ ‌работу‌ ‌федеральных‌ ‌музеев.‌ ‌


Как в эпоху коронавируса выживали музеи, разные по размеру, расположеные в столице и за ее пределами, финансируемые государством и частными лицами? Кому из них удалось адаптироваться‌ ‌к‌ ‌новым‌ ‌условиям, а кто вынужден был закрыться?‌ ‌


75–80% доходов потеряли крупные музеи, по данным Сети европейских музейных организаций.
Бюджет многих небольших музеев оказался под угрозой полной потери за период, когда они вынуждены оставаться закрытыми.
Согласно исследованию ЮНЕСКО и Международного совета музеев, более 10% музеев может никогда не открыться вновь после окончания пандемии.

86.5%

По данным опроса Лаборатории экономики культуры НИУ «Высшая школа экономики», который был проведен в начале пандемии, в июне 2020 года, самыми предпочтительными для государственных музеев форматами работы с посетителями оставались экскурсионные программы (86,5%) и образовательные маршруты (69,6%). И это несмотря на установленные ограничения.
54.8%
Исследователями был отмечен интересный тренд: больше половины музеев (54,8%) планировали внедрить такие инновационные форматы, как игры, квесты, воркшопы и мастер-классы.
51.3%
Как ни странно, более половины музеев (51,3%) были склонны ограничивать количество билетов, продаваемых на конкретные день или час.
Скучающий
флэшмоб

В конце марта 2020 года Красноярский драматический театр им. Пушкина запустил #скучающийфлешмоб, о том, как грустно сотрудникам без посетителей. Акцию поддержали сотрудники библиотек, театров и музеев во многих регионах России.
Tilda Publishing
#
#
Государственный
музей
изобразительных
искусств им. Пушкина



Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина карантин настиг в самый пиковый сезон работы. «Это был большой удар для нас», — признается Анастасия Львова, координатор программ Пушкинский. Youth. Конечно, сила музеев искусств, подобных ГМИИ им. Пушкина, в офлайн. Но музей нашел альтернативу и сделал много разных онлайн-продуктов и проектов. Например, выложил на семи сайтах-сателлитах электронные коллекции живописи, графики, археологии.

Первую волну пандемии музей провел очень активно: появились рубрики для диджитал-контента, новые проекты и флешмобы. Сами сотрудники признаются, что «работали в режиме телевидения». Некоторым пришлось потратить немало сил на то, чтобы «перейти в онлайн», научиться этим технологиям с нуля. Другие же сотрудники с удовольствием осваивали зум и даже разработали свои онлайн-курсы. Масштабных увольнений в период пандемии ГМИИ им. Пушкина практически удалось избежать. Главной утратой стало исчезнувшее «ощущение жизни в музее».


Финансирование: Государственный бюджет
Размер: Большой
Расположение: Столица

По решению директора Анатолия Белова, частный музей «Гараж» приостановил работу первым в России, еще до выхода постановлений о закрытии всех заведений культуры. Этому примеру последовали и другие музеи.

«“Гараж" не сокращал сотрудников из штата, но все смотрители и педагоги у нас на контрактах. В марте мы заплатили им полную ставку; в апреле те, кто не работал, получили половину суммы, а в мае мы сказали: «Ребята, сорри, сейчас мы не можем платить», — рассказывает Марина Романова, экскурсовод «Гаража». В период ограничений многие проекты с визитами зарубежных лекторов и спикеров пришлось отложить, также как и командировки российских художников за границу.

«Бросаться с головой в омут соцсетей музей не планировал, онлайн-связь мы поддерживали на специально созданной платформе “Гараж. Самоизоляция”. Но непривычный формат работы и желание поразмышлять над ситуацией, происходящей в мире, побудили музей создать выставку “Выбирая дистанцию: спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена”. Эту тему мы не могли обойти стороной. Но нам не хотелось идти в лоб: вот фотографии пустого города, вот фотографии курьеров… Поэтому кураторы музея открыли open-call: любой художник мог предложить свою идею на тему проживания опыта пандемии».



Финансирование: Частные инвестиции
Размер: Большой
Расположение: Столица
Топ-7 советов частным музеям:
1. Искать поддержку у частных лиц, больших частных инвесторов;
2. Поддерживать горизонтальные связи: дружить с большим количеством организаций и предлагать сотрудничество;
3. Искать гранты;
4. Выполнять социальную миссию: работать с инвалидами, детьми и пенсионерами;
5. Поддерживать взаимоотношения в коллективе;
6. Грамотно вести соцсети, чтобы было понятно: кто вы и что вы;
7. Не замыкаться, рассказывать о себе.
Пример ГМИИ им. Пушкина и «Гаража» показательный. После карантина вернуться к «прежней» культурной жизни крупным государственным и крупным частным музеям было значительно проще. Стабильное государственное финансирование или широкая система партнеров и спонсоров, победа в грантах и налаженная программа фандрайзинга — все это то, чего не было у многих маленьких частных музеев и что им было так нужно.

Более того, не все небольшие частные музеи могли рассчитывать на поддержку как наиболее пострадавшие от коронавируса отрасли в категории «музейная деятельность», потому что не все с юридической точки зрения были музеями.

По словам Алексея Шабурова, директора Ассоциации частных музеев России, чтобы претендовать на эти льготы, нужно пройти специфическую процедуру регистрации учреждения как некоммерческой организации. На момент пандемии множество заведений, осуществляющих музейную деятельность, но оформленных как ООО и ИП, остались без материальной поддержки.

У них не было отсрочки по аренде, не было стабильной заработной платы у сотрудников, которую гарантировало государство, не было налоговых льгот. Для них было два пути, чтобы выжить: иметь хороших спонсоров или самоокупаться.

«Огни Москвы»
и их история
http://ognimos.ru/
Скверик в Армянском переулке залит солнцем. По сторонам от дорожки раскинулись ухоженные кустарники-многолетники, можжевельники и низкорослые елочки. Справа и слева от дорожки стоят колонны фонарей, кажется, слишком большие и величественные для маленького сквера. У каждого стоит табличка: каждый фонарь со своей историей. Посередине расположено белое кирпичное в два этажа здание, куда мы пришли в гости.

Неожиданно из ближайшего окна доносятся радостные, перебивающие друг друга детские возгласы. «Не пугайтесь, у нас на каждой экскурсии так. Это ребята добывают огонь трением, и, кажется, у них получается», — с улыбкой говорит директор музея «Огни Москвы» Наталья Потапова.

Она встречает нас «по-домашнему»: джинсы, удобные кроссовки, спортивная кофта. Ее с музеем связывает длинная история. В 2020 году музею, открытому еще в советское время при предприятии «Мосгорсвет», исполнилось сорок лет. Из них двадцать пять лет хранительницей «Огней Москвы» была и остается Наталья. Недавней студенткой института культуры с кафедры музееведения она приняла руководство у предыдущего директора в 1996 году. Начинающая специалистка, она быстро вникала в административные дела: отопление, водоснабжение, освещение здания, его реставрацию как памятника культуры XVII века.

Финансирование: Частный музей
Размер: Маленький
Геопозиция: Столица

«Есть три опасных ситуации, когда поток посетителей сходит на нет: эпидемия гриппа, теракт и морозы»

Новые знакомства и сочувствие, но не финансовая поддержка
Пандемия не первое испытание, с которым столкнулись «Огни Москвы» и его директор. Первым было преобразование «Огней Москвы» из музея предприятия в некоммерческую организацию в 2004 году. Тогда остро встал вопрос финансирования, и пришлось учиться налаживать связи со спонсорами, искать партнеров, чтобы обеспечивать нужды музея. В этом же году из-за трагических событий в Беслане, московских школьников в музеи не пускали, и приходилось подстраиваться под новые условия и искать выход.

В начале пандемии музей жил «на запасах», которые каждый год предусмотрительно откладываются Натальей в феврале-марте к лету — «мертвому сезону». Их хватило на первое время, но не надолго. Если обычно посещаемость «Огней Москвы» была около 40 тысяч в год, впечатляюще для маленького частного музея, то за 2020 год число посетителей сократилось до 15 тысяч, а значит, упали и доходы.
31 августа в профиле музея в Facebook появилась запись с просьбой оказать финансовую поддержку музею. Этот пост набрал почти 800 тысяч просмотров, тысячу репостов и почти 200 комментариев. Об «Открытом письме» написали РБК, The Village, Комсомольская правда и многие другие.

«На самом деле это ("Открытое письмо”. — Прим. ред.) во многом было следствием моей усталости, — поясняет Наталья. — Я хотела привлечь внимание к тому, что вокруг нас большое количество электрических компаний, но мы — единственный музей, который хранит историю света. Мне показалось, может, это не только наша роль и найдутся люди, которые нас поддержат?»

К сожалению, дальше комментариев с предложениями дело не пошло — существенной финансовой помощи музей не получил. «К нам приходили блогеры, писали о нас и в СМИ. Но этот механизм не работает по принципу: ух — и все стало сказочно и хорошо!» — замечает с легкой усмешкой директор музея. Самым эффективным средством для привлечение новых посетителей по-прежнему оставалось старое доброе «сарафанное радио». Для того чтобы оно работало, нужно «очень качественно и хорошо выполнять свою работу».

Во время пандемии в WhatsАpp сотрудники музея играли в «Что? Где? Когда?», чтобы поддержать слабовидящих людей в рамках социального проекта «Увидеть невидимое», также с помощью мессенджера удалось организовать аудиоспектакль с участниками местного сообщества в Армянском переулке. Но все же онлайн-формату, в котором экспериментировали многие музеи в пандемию, «Огни Москвы» уделяли чуть меньше внимания, стараясь порадовать посетителей привычными тактильными активностями. Возможность потрогать, включить, зажечь, добыть огонь трением во время экскурсий — вот за что любят и почему возвращаются в музей снова и снова.

В феврале уже 2021 музей объявил о новом формате работы: без выходных, и три дня в неделю до позднего вечера. Для детей, оставшихся «без елок, без праздников» музей стал на время небольшим театром (частичная деятельность театров была разрешена в пандемию. — Прим. ред.) Для взрослых сотрудники музея организовывали пешие экскурсии, даже зимой. «На улице как раз и нет ограничений — там можно, к примеру, спокойно зажечь керосиновую лампу. Есть у нас угольный самовар. Это было забавно, странно: в музее ни одного человека, на улице мороз — и люди приходили послушать», — с благодарностью вспоминает Наталья.

И на прошедшей недавно «Ночи музеев», которая преимущественно проходила онлайн, «Огни Москвы», соблюдая все коронавирусные предписания, провели две новые программы на открытом воздухе: экскурсия по следам известных иностранцев в столице и квест для детей. «Это было трудно, буквально пятки горели, но все же они состоялись», — признается Наталья немного охрипшим голосом: в проведении пешеходных прогулок она принимала самое активное участие. — «Ведь музей в первую очередь — площадка для живого общения, никакой онлайн-формат этого не заменит. Мне кажется, люди очень по этому соскучились. Это касается и посетителей, и сотрудников музея». Вопрос о третьей волне ограничительных мер для музеев Наталью не удивил: «Ничего, если что найдем тайный ресурс, но работать не перестанем».

Дошкольники, счастливые и с самодельными свечками, уже выбежали из музея. Здесь тихо, только едва слышно играет знакомая каждому песня «Лучший город Земли»...

«Пятки горят»
Посетили Музей современного искусства «Гараж» за 2019 год
942 159 человек
Посещали частный музей «Огни Москвы» ежегодно до пандемии
40 000 человек
Посещали частный Музей Н.К. Рериха в Новосибирске ежегодно до пандемии
10 000 человек
Хотя в пандемию тяжело было всем частным небольшим музеям, но столичные частные маленькие музеи, несомненно, оказались в более выгодном положении, чем те же, но в регионах. Это связано с широкой практикой участия музеев в социальных программах и грантовых конкурсах; поддержкой их деятельности как социальных предпринимателей со стороны благотворительных фондов и Правительства Москвы; и, конечно, главное — с большим туристическим потоком.

Музей «Огни Москвы» при обычной работе в год посещает около 40 тысяч людей. Другой частный, чуть более крупный, появившийся в 2015 году в столице Музей AZ, по данным The Art Newspaper Russia, за 2019 год посетили 80 тысяч желающих. Эти цифры немногим отличают их от посещаемости довольно крупного государственного Всероссийского музея прикладного искусства (119 тыс).

Если же смотреть топ-15 региональных художественных музеев по популярности у посетителей, то в нем нет ни одного частного: ни маленького, ни большого. Последний в рейтинге Тульский государственный музей с посещаемостью 130 тысяч человек за 2019 год, в то время как для частных музеях в регионах 10 тысяч посетителей считается высоким показателем.

Мы поговорили с частными и двумя государственными музеями за пределами двух столиц, чтобы узнать, как справились они с тяготами пандемии: чем им пришлось пожертвовать и благодаря чему они остались на плаву или нет...


Как жилось музеям за МКАД?
Комментарии из частных музеев из разных уголков страны
Музей Н.К. Рериха

«Финансирование – это всегда проблема, но это не причина не заниматься просветительской деятельностью. Когда уж совсем “прижимало” – объявляли о сборе средств в прямом эфире. Но мы ведь понимаем, что финансовые возможности у людей поубавились. Поэтому приходилось урезать еще больше расходы. Теперь, как в моем случае, ты и директор; и, если нужно, водитель-экспедитор; и, если нужно, дворник.

В музейном деле все держится на энтузиазме. А у нас все энтузиасты, и поэтому многостаночники. Это нормально, когда люди работают ради идеи. Это по-человечески».


г. Новосибирск
Мемориальный дом-музей Н.К. Рериха

«Получить грант трудно, по-моему, даже невозможно. Десять попыток не принесли ничего. Поэтому приходится дополнительные проекты реализовывать методом народной стройки. Так, восемь лет мы собирали материалы и средства на то, чтобы построить отдельный выставочный комплекс. Сейчас здание под крышей.

В разгар пандемии приехал к нам, в с. Верхний Уймон, турист из Питера. Преодолел тысячи километров, а его не пускает внутрь участковый, который дежурит около музея: как бы антикоронавирусные меры не нарушили. В такие моменты очень морально тяжело. Но мы нашли выход: вынесли все экспонаты на улицу и все-таки провели экскурсию».

Алтайский край, с. Верх-Уймон
Музыкальный музей
«Мир говорящих машин»

«Нам повезло чуть больше, чем остальным. Благодаря тому, что мы первый частный музей в Хабаровске, мы получили послабление по аренде от муниципальных властей, поддержку от попечительского совета, в который входят бизнесмены города . Мы с мужем – основателем музея «Мир музыкальных машин» – также готовы были вкладывать свои личные сбережения.

Но без потерь не обошлось. Нам пришлось отказаться от благотворительных экскурсий для социально незащищенных слоев населения. Заморозить ряд проектов с нашими уличными музыкантами и труппами Хабаровска».

г. Хабаровск
Музей «Быт страны советов»

«Пандемия поставила крест на всем. Музей сейчас закрыт, все объекты на складе».

г. Самара
Музей Балалайки

«Наш музей пережил этот период необычно. Мы в прошлом году взяли и открылись. Прям в карантин. Просто несколько лет назад мы ушли в формат онлайн-выставок. А в 2019 году мы решили перейти в офлайн формат, так как люди многие просили и спрашивали.
В общем, остатки ремонта и подготовка экспозиции проходили во время карантина. Сложно было. Но это помогло понять, какие перспективы развития существуют».

г. Ульяновск
Астраханский Государственный музей

«В целом, ковидный период прошел без потерь, никого не увольняли. Пришлось, как и всем, перейти в онлайн.

Как только дали послабление, пошли первые посетители. Хотя изначально разрешали принимать не более 10 человек за экскурсию, жизнь постепенно стала приходить в норму».

г. Астрахань
Музей «La bohème artistique»

«Трудности, конечно, были, как и у всех, наверное. На два месяцев пришлось закрыться. Мы не работали совсем. Но зато за это время мы полностью доработали свою интернет площадку.

Может, денежную часть мы потеряли, но сделали больше перспективной работы, которая сейчас нам очень помогает восстанавливаться после ковида».

г. Ижевск
Государственный музей
«Малые Корелы»

«Когда начался тотальный карантин, всех отправили по домам с сохранением заработной платы. При этом о закрытии музея речи никогда не шло, даже мыслей не было.

Когда мы вернулись к работе летом, видно было, что народ по нам скучал – за пару месяцев мы выполнили норму, как за все лето».

г. Архангельск

Музей открытки

«В прошлом году, когда все было закрыто, мои выставочные проекты встали. Но как только ограничения начали снимать, музеи стали ко мне обращаться, выставку стали демонстрировать. Никакой критической ситуации не было. Есть возможность – мы показываем коллекцию, нет – она лежит дома.

Маленьким частным музеям я бы посоветовал, поступать как мы, то есть объединяться. Мы поняли, что такие объединения на самом деле помогают. Нас сразу стали приглашать на культурные мероприятия, мы подружились с Министерством туризма и Министерством культуры. Когда чувствуешь, что обделен вниманием, нужно держаться друг за друга – в этом успех».

г. Пермь

Музей советского быта
«Сделано в СССР»

«В марте всех закрыли – мы тоже закрылись. Плохо жили, трудно, всякие донаты не работали. На этом не получилось заработать и обеспечить даже ту часть аренды, которая осталась. Сотрудников не пришлось увольнять: это семейный бизнес. Хорошо, что есть машина. Продавала вещи, использовала кредитные карты.

Я открылась и через год поняла: музей как музей не выживет, нужно сделать это место арт-пространством. Я делаю акцент на то, что музей он не просто музей — это еще и концерт, и мероприятия, и дни рождения, и арт-барахолки — это все должно быть шоу».

г. Екатеринбург

Музей «Фабрика игрушек»

«Ковид и последовавший за ним карантин стал для нас началом конца. Основная аудитория попросту исчезла, а государственной поддержки не было.
Полноценно перейти на онлайн также не получилось: мы, конечно, снимали ролики и раньше, но для российского потребителя слово “онлайн” по-прежнему ассоциируется с понятием “бесплатно”. Наши сотрудники в последние месяцы работали на голом энтузиазме. Мы бы боролись и дальше, но администрация города приняла решение: передать помещение другой организации».

г. Рязань
Итак, «Спастись нельзя закрыться!», — запятую между словами музеям зачастую приходилось ставить не по доброй воле.

С одной стороны, тяжело было всем, как бы ни разнились условия, в которых приходилось выживать. С другой стороны, государственную поддержку получали в достаточном объеме только большие федеральные музеи. У крупных частных музеев были налажены система спонсоров и платных программ. А маленьким частным музеям в регионах пришлось намного тяжелее. Например, пандемия «поставила крест» на музее «Быт страны советов» в Самаре, оставила не у дел сотрудников музея «Фабрика игрушек» в Рязани: администрация города приняла решение передать их помещение другой организации.

Скорейшее возобновление полноценной офлайновой работы — вот, что должно «спасти» все музеи без исключения. Сотрудничество музеев друг с другом, создание совместных проектов может помочь небольшим частным музеям в регионах быть финансово более защищенными, а их деятельность устойчивой в такие сложные периоды, как до сих пор продолжающаяся пандемия.

Но для музея важна не только его окупаемость и доходность. Многие сотрудники музеев в регионах признаются, что «музей — живой организм», который дышит энтузиазмом каждого сотрудника, его «искренней зараженностью» своим делом, желанием делиться с каждым человеком той историей, которую хранит его музей. Этой силы не отнять даже у маленьких частных музеев в любом уголке нашей страны. Никакая пандемия не сможет.

НАД ПРОЕКТОМ РАБОТАЛИ
Авторы: Наталия Кривошеева, Алина Хафизова
Редакторы: Владимир Винецкий, Ирина Климова
Монтажер: Анастасия Ткаченко
Дизайнеры: Лиза Сидина, Алина Шрайнер
Оператор: Алина Шрайнер
© 2021 Лаборатория медиа и МАСТ. Все права защищены
Tilda Publishing

Алексею Шабурову
Анастасия Львовой
Надежде Бобровой
Марине Романовой
Наталье Потаповой
Рустаму Булатову

Сергею Деменко
Марии Чурбановой
Евгении Веретенниковой
Алексею Тимофееву
Сергею Филатову
Ирине Светоносовой
Павлу Володченкову
ЛАБОРАТОРИЯ МЕДИА И МАСТ ВЫРАЖАЕТ БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ПОМОЩЬ В СБОРЕ ИНФОРМАЦИИ: